Фаина Алексеевна.

Фаина Алексеевна.

История, которую я расскажу произошла со мной в мою бытность студентки четвертого курса педагогического вуза в городе М, являющегося областных центром города N южнее Москвы, но севернее Ростова. В городе N прошли мои детство и юность. Я и не думала мысленно возвращаться в это время, пока ностальгия по родному городу не заставила меня оглянуться назад. Возможно, я старею: все чаще вспоминаю детство, а может, я наоборот впадаю в состояние такой беззаботности, впадаю в то самое детство—ищу истории и приключения. Я, как и раньше, подогреваю в себе интерес, отказываясь верить в серые будни.

На предпоследнем курсе института нам задали домашнее задание —написать рассказ с интересной концовкой. Признаться честно, никогда не считала себя писателем, все больше стремилась освещать то, что могла где-то услышать

.
Две недели я пыталась писать историю, после чего решила заболеть. Выпила целых четыре чашки холодного молока, горло у меня было слабое и, я быстро схватила ангину. За больничным пошла в местную поликлинику. Там, на стене возле регистратуры висело объявление о том, что требуется помощница для пожилой женщины по хозяйству. Когда я читала, мимо проходили две девушки в белых халатах и говорили между собой: «Да? Фаина Алексеевна? Кардиолог? Ещё терапевтом работала. Недавно вышла на пенсию, ей требуется помощница.  О, Фаина Алексеевна - удивительнейшая женщина!». Странная сила заставила меня забыть про больное горло. Я быстро ринулась в аптеку за лекарствами, не забыв переписать телефон из объявления.
Время подходило к полудню и я уже набрала заветный номер. Да, мне, конечно, не помешали бы деньги, но то самое, зачем я звонила женщине, была история. Я словно чувствовала, что, если даже нам и не удастся поговорить, подслушать я смогу всегда: местные пенсионеры держат у себя картотеки и делопроизводства на весь район.
На другом конце провода гудки, затем тишина и голос:
- Слушаю вас.
- Здравствуйте! Я по поводу объявления о помощнице.
Так, мы договорились о встрече. На встрече я произвела хорошее впечатление. За небольшие деньги погладила вещи и убралась в квартире. Это было в субботу. В пятницу был последний день сдачи сочинения. Чтобы своего не упустить, я договорилась буквально за копейки навещать старушку, дабы что-то разведать. На следующий день в воскресенье пришла вновь. В тот день сильно болело горло и я едва заметила, как старушка что-то нашептывала про себя.
Ближе к трём часам дня, она сказала что её нужно собрать в церковь : погладить ей вещи и за компанию сходить с ней к стоматологу, а то «с больными зубами только черти к Господу приходят». Все это я выполнила. В понедельник, после институтских пар, пришла к даме и, впервые, начала разглядывать квартиру. Что бросилось в глаза, так это большое количество дешёвых пластиковых часов, которые все вместе зловеще тикали в тишине. Часы были настенные, на подставках и будильники из пластика под мрамор. Я спросила:
- Откуда у вас столько часов?
- Подарили знакомые, Жанначка.
- Так… Это же плохая примета - - дарить часы?
- Это, Жанна, люди зла мне хотят. Давно уже смерти моей желают, а я все живу.

Фаина Алексеевна была не в духе. 85 лет—шутка ли! На примере своей бабушки я знала, что люди этого возраста уже много ворчат и причитают. Мне стало жалко старушку, ведь она совсем одинока, а я незнакомый человек, поэтому то она и шепчет свои обиды себе под нос, не говорит вслух то, что накипело.

 Ещё в квартире было много зеркал. Про них я и спрашивать боялась.
От себя могу сказать, что в качестве подарков, в городе N, полюбились часы. Во первых, в приметы никто не верит, во вторых, и что главное, за любым другим подарком нужно ехать в город М, а дальше уже фантазии не хватит.
Фаина Алексеевна позвала меня пить чай, я вежливо отказалась, зная, что люди такого типа просто так без чая меня не отпустят, и со второго предложения покорно согласилась:

- Вы работали в городской поликлинике? – поинтересовалась я.
- Да, я проработала там 53 года.
Тут я решила прямо приступить к делу:
- А у вас есть какие-нибудь интересные истории, случае на работе, которые хорошо закончились?
- Ой, да столько всего было, всего не припомнишь.
- Расскажите, пожалуйста.
- Ну вот, например, пришёл ко мне мужчина, пожилой такой. Говорит: «У меня астма, дышать не могу, что мне делать?» В карточке ведут его как астматика, это давно, правда, было, годах в пятидесятых. Тогда к нам как раз первые аппараты диагностики привезли. Лечат, значит, лечат мужчину этого. Прогресс наблюдается, затем, рецидивы, Крым помог, Кисловодск не помог. Я долго смотрела карточку. Затем, отложила, послушала легкие – хрипы, двинулись к сердцу-оттуда хрипы. Назначила стенографию, ещё сомневалась! Приходит, и точно—сердце, пролапс клапана!
Я отпивнула горячий ещё чай. Фаина Алексеевна взяла конфетку, запнулась на мгновение, повисла неловкая пауза. Она оглядела меня таким взглядом, что мне показалось, что рассказывать сейчас буду я, но тут её глаза загорелись:
- А вот, однажды, приходит ко мне женщина. Долго мне жалуется: «Все болит, не могу ни спать, ни есть. Боли страшные, колени все сковывает, тянет, ломит. У меня ревматизм!». А я посмотрела так внимательно колени её. Направила на рентген. Рентген показал остеохондроз. Я ей говорю: "У вас тут никакого ревматизма нет, у вас остеохондроз." Она: «Да как вам не стыдно, у меня такая боль: крутит, ломает.» Я ей объясняю, что это очень даже хорошо, что у неё остеохондроз. Дело в том, что ревматизм не лечится, а остеохондроз можно вылечить. А она мне «Да, хоть бы, у вас так болело, как у меня.»-говорит Фаина Алексеевна
Всю ночь я не спала от дикой боли, на следующий день еле поднялась –болели колени. С каждым днем все хуже! А у нас ещё на первом этаже, где сейчас перевязочная, кабинет мануальщика был. Там одна женщина, сильная такая работала. Я не верила, что она поможет, а мне все её советовали. Ну вот я и решилась к ней пойти. Захожу, а она мне: «У вас плохое что случилось? Ложитесь на кушетку.» я легла. Она руками по мне водила - водила. Добралась до колен и говорит: «Много, много вы на себя болезней со своих пациентов собрали. Вам бы барьер поставить. Такой черноты я давно не видела.» Дала она мне травы пить. Я ещё несколько раз к ней приходила, пила травы. Сильная эта женщина оказалась, через несколько дней боль как рукой сняло. И что ты думаешь, Жанночка? Только боль прошла, как ко мне та самая заявилась. Говорит: «Спасибо вам большое, Фаина Алексеевна, вы были правы. Остеохондроз это был. Вот, начала лечиться. Стихает боль понемногу.» Конфеты ещё принесла. Я конфеты эти знакомым отдала от греха подальше. Вот была ещё история…

Я закашлялась. Фаина Алексеевна спросила:
- А ты, деточка, часом, не простужена? Да ты вся горишь! Давай, собирайся, пока меня не заразила!
Я, не допив свой чай, оделась, вышла на улицу и побрела по жёлтой осенней улице знакомого города. Думала о том, что история вроде есть, а вроде её и нет: мне не удобно будет рассказывать столь личную историю. Личную от того… там вся правда, как Фаина Алексеевна инвалидность пациентка не дала, а ведь могла и дать… А, может, и от того, что у Фаины Алексеевна давление скачет, настроения нет. Пересказ её странных баек не будет принят для зачёта. Да и вообще, старушка давно уже смотрит передачи про инопланетян и колдунов.
Ночью жар усилился и мне пришлось вызвать скорую. Мне сразу назначили лечение - в больницу я не поехала. К пятнице я все-таки образумилась и написала чудесную историю про поэта, к которому пришла муза в последний момент перед встречей с дьяволом, пытающимся забрать его душу, если тот не напишет поэму о добре и зле. Описала тогда все свои ночные страдания и все, что накипело.
Вспомнив эту историю, из ещё недавней молодости, я сделала вывод, уже знакомый мне до боли: перфекционизм убийца продуктивности, а лучшее-враг хорошего. И ведь любопытно: моя-то история чуть-чуть, но уступила рассказу Фаины Алексеевны. Зато она была моя, и я её понимала.
Ксения Смирнова.
24 июня 2019

Возврат к списку